Не опоздать в Царство Любви. Проповедь еп. Леонтия на Литургии в Казанском соборе.

22 октября 2020

В воскресный день на Божественной Евхаристии мы благодарим Господа за то, что Он даровал нам жизнь вечную, открыл путь к воскресению из мертвых. Христианин призван достичь совершенства, взойти на Небо и сесть со Христом одесную Бога Отца во славе вечной.

Наша задача в земной жизни ни много ни мало стать святыми, богами по благодати, от земли подняться на небо. Время коротко, и при таких целях жизнь христианина должна быть подобна горящей свече, подобна огненной ракете, которая быстро сгорает, но неуклонно поднимается на небо, преодолевая земное тяготение. А как мы живем, насколько продвинулись на этом пути? Похоже, мы сильно опаздываем в Царство Небесное.

Чтобы прийти к Богу любви, нужно научиться любить по-настоящему. А умеем ли мы любить? Сегодняшнее Евангелие обличает нашу любовь, точнее то, что мы называем этим словом. Неужели наши предпочтения и пристрастия, то, что нам нравится в этой жизни, будь то вещи, еда или удовольствия, можно назвать любовью? А по отношению к людям, если мы имеем с ними хорошие отношения, улыбаемся, означает ли это, что мы научились подлинной Христовой любви?

«Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то́ же делают» (Лк. 6, 32-33). Что мы особенного совершаем по сравнению с обычными людьми или даже животными, которые на добро отвечают тем же? Это естественно, но мы призваны превзойти естество человеческое, подняться над ним и приобщиться к естеству Бога, Который есть любовь.

Как научиться такой любви? Господь говорит: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк. 6, 31). Это общий и понятный всем принцип. Если мы не желаем, чтобы нас осуждали или обижали, то и сами не должны этого делать по отношению к другим. Если хотим, чтобы с нами считались, помогали в трудные моменты, мы должны стараться так же поступать с ближними, самим научиться оказывать эту элементарную любовь к другому человеку. Сделанное другим добро, как и зло, возвращается.

А какова мера любви? У Христовой любви нет меры, она божественна, а потому вечна и бесконечна. Господь говорит, что ближнего надо любить, как самого себя, т.е. без каких-либо условий и оговорок, без определения достоинства и заслуг, без торга и взвешивания, кто кому чего сколько дал или сделал. А кто наш ближний? Может тут можно сбросить с себя непосильное естеству бремя, ограничить число претендентов на нашу любовь? Нет, ближний – это всякий человек, особенно нуждающийся в нашей помощи, ибо право на любовь, в отличие от самой любви, есть у всех.

Эгоист априори всю любовь забирает себе и от этого уделяет нечто, как милостыню или подачку, другим по мере их пользы или достоинства. А Господь как бы говорит: «Сойди с центрального места в своей душе и поставь туда ближнего своего». Что это значит? Это значит, что любовь есть отвержение эгоизма, самопожертвование, забвение себя. Это не чувство какое-то благостное, не расчет с вычислением достоинств, а состояние и состояние сверхъестественное, благодатное. Когда человек забывает себя ради другого, в его сердце появляется место для Бога и для ближнего.

Мы часто успокаиваем себя, что по сравнению с убийцами и ворами мы хорошие люди, никого не обижаем, всем улыбаемся, кому-то делаем добро. Но наше добро, как правило, относительно, не имеет должного достоинства, оно не испытано, как злато в горниле, потому что совершается ради каких-то своих расчетов и выгод. Мы угождаем другим людям, чтобы и нам угождали, даем, чтобы получить равное, или тешим свое самолюбие. И это не та любовь, которую ждет от нас Господь, но пародия, жалкое ее подобие.

Христос взывает: «Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего» (Лк. 6, 35). Признаком и показателем того, есть ли в нас вообще любовь, является христианское отношение к врагам, потому что настоящая любовь не зависит от того, как к нам человек относится, благодарен ли он нам. Мы не должны ждать никакой награды или благодарности. Самая высшая награда для христианина – быть подобным Отцу Небесному, Который изливает Свои милости на всех, злых и добрых, праведных и неправедных.

Само это благодатное состояние богоподражательной любви и есть награда. Если любишь, ты сын Бога, а сын наследует все имение отца. Весь мир становится достоянием того, кто научился любить по-настоящему, потому что он стал подобен Богу, слился с Ним и Его чадами, стал Богом по благодати. Любящий соединяется с любимым общением любви. И как в сообщающихся сосудах вода перетекает в обе стороны, выравнивая уровень, так и мы не должны ждать одного притока любви, но и отдавать ее другим. Когда-то нам оказали любовь, когда-то мы, и эта циркуляция добра, общение благодати делает нас всех одним телом Христовым.

Господь говорит: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6, 36). Вот что требуется от нас в отношении врагов – милосердие. Не надо их обнимать, целовать, нужно относиться к ним ровно, с добром, как и ко всем, желать им спасения. Будем помнить о том, что и они дети Отца нашего Небесного, наши братья, так же созданные для вечного блаженства. И от того, будем ли мы по естеству платить им тем же или покрывать зло Христовой любовью, будет зависеть их вечная участь, придут ли они к Богу и приобщатся ли они к этому богатству любви.

Помоги нам, Господи, осознать, что мы опаздываем в Царствие Небесное, пока живем по естеству. Если поймем, что нет в нас настоящей жертвенной любви, без которой нас на небо не пустят, то с радостью будем искать любую возможность оказать милость, сокращать это запаздывание через прощение ближних, терпение скорбей и болезней, которые нам посылает Господь для спасения. Только нищие духом, те, кто понимает высоту призвания и свою духовную недоразвитость, находят в себе силы отвергнуть себя и всякую суетную любовь, чтобы сделаться способными вместить в себя любовь Христову. Аминь.